Чертоградов сад

В том сибирском городе, что при царе Новониколаевском величали, нынче парк есть большой, сад даже, близь зверинца.

Ходит люд туда, кто с детьми малыми гулять, кто Природу-мать посмотреть, зверя мелкого прикормить да отдохнуть. Сад тот большой, богатый на деревья разные, места красивые, на краю его ручей-река бежит, а за ней бор сосновый, могучий. В любой конец там тропы хожены, а многие и в никуда ведут, но это только так кажется…
Но и мелкий люд сие место стороной не обходит, люд грязный душою, умом не далекий, уважения к земле родной и лесу не испытывающий. После него сор один, разруха и пепелище остаются. Сие печаль есть большая.
Но все это – взгляд мирской, а иной взгляд – другое дело. В центре сада камень стоит, будто Алатырь сам, зверь мелкий да птица разная подношения людские едят с него, от него и к нему все тропы ведут. По одной тропе от него пойдешь – найдешь святоместо старое. Круг там камнем сложен, стоит там чур резной, красы не писаной, да только лета на нем уже печать свою отложили.
По другой пойдешь, что к ручей-реке ведет, так пока идти будешь – еще места пройдешь, где люди собираются и чтут предков заветы, да тризны справляют по обычаю старому. А как выйдешь за садову ограду – так к оврагам да обрыву выйдешь, на котором и я и иные не раз Зиму провожали, да Солнце встречали. А внизу самом – ручей-река течет, за ней – бор сосновый.
В бору том капище есть, почти на виду стоящее, но ловко от глаз спрятанное, но и его участь печальная не обошла – люд гнилой там собираться повадился, да такой породы гнусной что не выдержал Огнебог Сварожич, да пламенем своим очистил место сие дотла самого.
Много мест заповедных еще в лесу том, где поляна светлая внезапно найдется, где руны на березах малеваны, где само по себе место дивное и сильное. А потому сие, что лес этот меж ручей-рекой и рекой Обью лежит, да так их течение устроено, что как ни смотри – а лес по правую руку, на Правном берегу стоит. И коль с душой открытою да без злого умысла придешь, то Леший местный – леса хозяин, выведет тебя тропами почти невидными к местам добрым, а коль угощенье ему оставишь – так и вовсе сдружитесь.
С младых лет я в саду этом гулял, в отрочестве крытыми тропами начал ходить да радения совершать. С Лешим дружбу завел да он мне в свой срок каждое место открывал да сюрпризы подбрасывал, и – истину говорю! – ни разу не ошибся и волю Велесову на Пути моем проявил должным образом, на том ему благодарность великая.
Много иль мало поведал я о саде дивном, на краю Чертоградовом, да больше – уже совсем другая история.

-Askr Svarte